Inicio

Реинтеграция бывших колумбийских повстанцев: реальность и проблемы

Богота, 14 августа (Пренса Латина) Что случилось в течение двух лет с процессом реинтеграции бывших колумбийских повстанцев, принадлежавших Революционным вооруженным силам Колумбии - Народной армии (ФАРК-ЭП), нынешней политической партии Общей революционной альтернативной силы (ФАРК)?

Чтобы ответить на этот вопрос, агентство "Пренса Латина" провело беседу с сенатором Пабло Кататумбо, членом Национального политического совета партии ФАРК.

Агентство "Пренса Латина" (ПЛ): Как вы оцениваете то, что произошло, учитывая, что этот процесс рассматривается как одна из основных задач по осуществлению Мирного соглашения, заключенного в Гаване и подписанного в ноябре 2016 года между Колумбией и ФАРК-ЕП?

Пабло Кататумбо (ПК): Это сложный вопрос. Без сомнения, это позитивно с точки зрения примирения страны, а не повторения вооруженного конфликта.

Реинтеграция - фундаментальный элемент для стабильного и прочного мира, а также для устойчивости бывших повстанцев, находящихся в Колумбии.

Основное препятствие - отсутствие политической воли правительства и основ конституционного строя, что отвечает требованиям и проектам Мирного соглашения.

В течение этих двух лет можно сказать, что достигли прогресса, но многое ещё предстоит сделать, несмотря на это, я знаю, что бывшие повстанцы проявили обязательство как политические деятели и как граждане, занимающиеся миростроительством.

Реинтеграция в сообщество бывших повстанцев требует гарантии прав, таких как образование, что является инструментом для построения иной и достойной жизненной перспективы, трудности, в которой приложим все наши усилия.

ПЛ: Каковы основные препятствия этому процессу в контексте, отмеченном предстоящими региональными выборами, а также убийствами общественных лидеров и бывших повстанцев?

ПК: Колумбия по-прежнему очень консервативная страна, и правящий сектор не поддается никаким намекам на перемены, по сути, страна остается прежней: подчинённой, коррумпированной и оскорбляющей.

К сожалению, следует отметить, что одно из самых больших препятствий - преодоление стигматизации.

Чтобы преодолеть эту ситуацию, необходимо опровергнуть ложное социальное воображаемое, потому что бывшие повстанцы - очень трудолюбивые и дисциплинированные люди.

Считаю, что второе препятствие - отсутствие гарантий сохранения жизни и эффективного политического участия нашей партии в следующих выборах.

Должны быть усилены процедуры Специальной юрисдикции для мира (СПМ), а также процесс амнистии и свободы заключенных, вопроса, в котором также многое предстоит сделать.

Хотя правительство ведет противоречивую дискуссию о мире, на международной арене обеспечивает полное обязательство соглашения, но внутри страны ещё много проблем с осуществлением соглашения, ссылаясь на нехватку бюджета.

На самом деле, в Национальном плане развития на 2018–2022 годы необходимые задания не выполняются, представив абсурдный пакет возражений против Уставного закона СПМ с целью его ослабления.

Это вызывает серьезную обеспокоенность в связи с критическим состоянием осуществления соглашения. Правительство больше не говорит о территориальном мире, но о стабильности и гарантии законности.

То, что правительство Дуке соблюдать Мирное соглашение, не является частью государственной политики, поскольку "57% стандартов, требуемых для реализации, все еще находятся на рассмотрении в Конгрессе Республики".

Сейчас мы столкнулись с обсуждением бюджета в Конгрессе, и существует неопределенность в отношении ресурсов, выделяемых на реализацию соглашений.

В этом вопросе препятствие - сокращение бюджетных средств учреждений, ответственных за преобразование затронутых войной территорий.

Согласно бюджетному проекту на 2020 год, Национальное земельное агентство получит сокращение на 19%, Агентство развития сельских районов на 13%, Агентство по обновлению территорий на 10% и Агентство по реинтеграции и стандартизации 7%.

Аналогичным образом, четвертое препятствие - отсутствие политической воли правительства и сторон, связанных с ним, обсуждающих вопросы в Конгрессе.

В качестве пятого препятствия наибольшую озабоченность вызывает физическая незащищенность бывших повстанцев.

На сегодняшний день было убито 144 бывших повстанца ФАРК-ЭП, 36 родственников бывших повстанцев и 637 социальных лидеров и правозащитников, что является ужасным показателем.

Лидеры, правозащитники и бывшие повстанцы - очень важный элемент в построении мира, потому что именно они продвигают права и поддерживают мир на территориях, построение демократии и социальные преобразования.

Наконец, медленный процесс утверждения и расходования ресурсов для продуктивных проектов затрудняет укрепление процессов технической помощи и их развитие.

ПЛ: Сколько бывших комбатантов участвуют в процессе реинтеграции и каким опытом они поделились?

ПК: По данным Агентства по реинтеграции и стандартизации, по состоянию на 30 июня 2019 года было зарегистрировано 13 200 аккредитованных лиц, из которых 13 018 - объект внимания в процессе реинтеграции.

Что касается опыта, которым я поделился во время выступления в Конгрессе Республики, это были: Территориальное пространство для обучения и реинтеграции в некоторые департаменты Колумбии, чтобы содействовать созданию новых форм сосуществования, что позволяет строить мир, стремиться к устойчивому развитию, а также росту социальной и солидарной экономики территории.

В этом кооперативе участвуют крестьянские, коренные и выходцы из африканских стран для решения проблем с дорогами и продуктивного развития.

Следует подчеркнуть, что вклад сообществ был важным гарантом реинтеграции, поскольку способствовали развитию земли для разработки продуктивных проектов.

Видно, что бывшие повстанцы были обязаны выполнению проектов томатных теплиц, производству органических удобрений, кофейных проектов, ремесел, украшений и гравюр, для чего требуются экономические ресурсы и пространство для коммерциализации, и у государства все еще нет гарантий, чтобы сделать это так, как следует.

На сегодняшний день только 16,5% бывших повстанцев, которые подвергаются процессу реинтеграции, имеют продуктивный проект, а 83,5% бывших повстанцев не являются частью продуктивного проекта, что позволит их экономической реинтеграции.

лрб/мфб